ПрограммыКурсыБлогКнигиPRO
Войти
Блог о саморазвитии

Философия конвенционализма


Философия конвенционализма

Многие научные гипотезы, понятия и теоретические построения являются вовсе не чем-то принципиально неопровержимым, а результатом соглашения, заключённого между учёными. Эта философская концепция, оказавшая огромнейшее влияние на всю философию науки, называется конвенционализмом.

Однако, согласно базовым предпосылкам позитивизма, такие соглашения учёных не должны обладать внутренней противоречивостью и обязаны соответствовать информации, полученной посредством наблюдений. Но в то же время совершенно не нужно, чтобы они являлись отражением истинного устройства мира. Исходя из этого, любые непротиворечивые философские и научные теории могут быть приемлемы в равной степени, но ни одну из них нельзя рассматривать как абсолютную истину.

Основополагающую идею конвенционализма можно встретить уже в эпохе Античности, а также в эпохе Ренессанса. Что же касается представленной концепции уже в более современной форме, то её корни уходят в работы физиков и математиков XIX-XX столетий, таких как Пьер Дюгем и Эрнст Мах. Хотя наиболее ярко они прослеживаются, конечно же, в трудах французского философа, физика и математика Анри Пуанкаре.

Воззрения Анри Пуанкаре

Анри Пуанкаре был не только выдающимся учёным, но также занимал пост главы Парижской академии наук, был членом Французской академии и более трёх десятков других академий мира, а также членом-корреспондентом Петербургской академии наук.

Многие историки называют этого человека самым выдающимся математиком в истории человечества. Наряду с немецким математиком-универсалом Давидом Гильбертом, его считают учёным, который был способен усвоить абсолютно всё многообразие математических результатов своей эпохи. За время своей работы Пуанкаре написал более пятисот научных статей и книг, и на то время не было ни одной математической области, которая не была бы обогащена его первоклассными результатами и методами.

Анри Пуанкаре утверждал, что ни одно из основных положений какой бы то ни было научной теории нельзя считать ни синтетической истиной, предшествующей опыту, ни отражением действительности, полученным после опыта. Каждое из них является соглашением, единственным условием которого можно назвать непротиворечивость. Выбирать же те или иные положения из всего их многообразия следует лишь из практических соображений, коими являются потребность в максимально возможной простоте теорий и необходимость их успешного применения. И если появляются более эффективные конвенции (соглашения), то старые становятся неактуальными.

Также, после появление неевклидовых геометрий (геометрических систем, отличающихся от геометрии Евклида), Пуанкаре дал характеристики системам аксиом всевозможных теорий математики как соглашений, находящихся за границами истинности или ложности. Выбор какой-то конкретной системы аксиом вместо другой обусловлен принципом удобоприменимости. И единственным ограничением произвольного выбора является требование непротиворечивости.

Это, собственно и стало началом зарождения конвенционализма как философской концепции. Но следует выделить также и другие предпосылки.

Предпосылки возникновения конвенционализма и его восприятие учёными

Основанием конвенционализма с точки зрения теории познания можно назвать возможность применения разнообразных технических средств с целью изучить какое-либо явление, а также его теоретическую реконструкцию. Есть возможность, к примеру, до определённой степени беспорядочно выбирать единицы измерения физических величин (длина может измеряться в сантиметрах и дюймах, расстояния – в метрах, футах и парсеках и т.д.), представлять процессы посредством графиков или систем дифференциальных уравнений, в моделировании использовать компьютеры, аналоговые машины и т.д.

В 30-х годах XX века получила развитие математическая логика, что послужило причиной усиления конвенционалистских позиций. Появилась идея о том, что с точки зрения формальной логики объекты мира могут быть классифицированы по различным признакам. Например, по «принципу терпимости», введённому немецко-американским философом и логиком Рудольфом Карнапом, основой конвенционализма может быть любой так называемый «языковой каркас», иными словами, любой комплекс синтаксических правил.

По Карнапу, когда мы принимаем мир вещей, мы принимаем лишь конкретную форму языка, а формы языка необходимо использовать, учитывая их полезность, причём вопросы, касающиеся реальности системы объектов представленной теории, согласно словам Карнапа, становятся исключительно внешними для принятого «языкового каркаса».

Ещё более альтернативную позицию занял «радикальный конвенционализм», предложенный польским логиком и философом Казимиром Айдукевичем. Исходя из основных его идей, можно сказать, что то, каким образом в науке отображаются объекты, находится в зависимости от выбора конкретной терминологии, при том, что такой выбор может совершаться абсолютно свободно.

Невзирая на то, что конвенционализм был противопоставлен позитивизму, указывающему на то, что единственным источником истинного и достоверного знания могут быть лишь эмпирические исследования, его весьма положительно восприняли неопозитивисты. Вышеназванным Айдукевичем была предложена идея, что в научной теории вообще не бывает неконвенциональных составляющих. Но радикальный конвенционализм, доведённый до своего логического завершения, оказался противоречащим сам себе, т.к. объявлял конвенцией даже самого себя.

Об отношениях же между конвенционализмом и постпозитивизмом можно сказать следующее: в концепциях методологии постпозитивизма научные теории связываются с методами деятельности учёных сообществ, по причине чего динамика научного знания описывается с позиций конвенционализма. Примерами здесь могут послужить принцип «пролиферации» Карла Фейерабенда, конкуренция научно-исследовательских программ Имре Лакатоса, некумулятивистская история науки Томаса Куна и т.д. С таких точек зрения радикальные научные гипотезы являются замкнутыми в себе по причине определённых соглашений внутри соперничающих научных сообществ.

А Кард Раймунд Поппер, разработавший концепцию критического рационализма, полагал, что конвенциональным является выбор опытных предпосылок рассматриваемой теории. Конвенционализм должен отличаться от инструментализма, т.к. теории, согласно его посылкам, являются конвенциями, а в инструментализме теории нельзя назвать ни ложными, ни истинными.

Если же рассматривать отношения между конвенционализмом и прагматизмом, то, беря во внимание тот факт, что в конвенционализме научные знания поставлены в зависимость от субъекта действия теории, можно заметить, что прагматизм примыкает к общим традициям конвенционализма. К примеру, соглашения можно проиллюстрировать, воспользовавшись прагматическим термином «уверенности». Кроме того, и австрийский философ и логик Людвиг Витгенштейн говорил, что математика немыслима, если нет «веры», и все её формулы и предположения можно получить и доказать только вместе с ней.

Заключение

Конвенционализм и всё многообразие его идей и положений оказали неоценимое влияние на последующее становление буржуазной философской мысли XX столетия. Он послужил благодатной почвой для развития таких направлений, как постпозитивизм, постмодерн и радикальный конструктивизм.

Будучи в определённой мере рефлексией реальной деятельности науки, он сумел открыть человечеству перспективы исследования науки с позиции действия логических и языковых структур.