ПрограммыКурсыБлогКнигиPRO
Войти

Урок 1. Теории юмора и природа комического

Теория юмораГоворя о развитии чувства юмора, если, конечно, есть задача подойти к этому вопросу фундаментально, в первую очередь следует разобраться в природе юмора вообще. Однако понять ее не так уж просто, т.к. даже самые серьезные изыскания на эту тему чаще относятся к области описательных, нежели содержательных. Все дело здесь в том, что многим исследователям основы комического кажутся настолько простыми и очевидными, что и говорить о них не стоит.

В большинстве рассуждений о природе комического присутствует идея, согласно которой способность к восприятию юмора является эволюционным приобретением; что в первобытном социуме имелась определенная необходимость, обуславливавшая приобретение человеком данной способности. Исходя из этого, попытаться объяснить природу юмора – это попытаться понять ту самую необходимость, а также постараться описать закономерности, по которым какие-либо явления относятся нами к юмору. Если рассматривать юмор в таком ключе, можно очень быстро прийти к выводу, что в потаенных уголках человеческого мозга содержится генетическая память, позволяющая узнавать смешное и управляющая механизмами, вызывающими положительные эмоции, такие как восторг и радость.

Автор книги «Психология юмора» – известный психолог Род Мартин, предпринимая в своей работе попытки объяснения феномена юмора, говорит, что учеными было создано немало теорий для выявления необходимых и достаточных условий возникновения смеха и юмора, определения их механизмов и выяснения причин, почему вообще юмор приятен людям.

Огромнейшее влияние на психологические изыскания в области природы комического оказали идеи английского философа материалиста Томаса Гоббса. Они стали началом теорий юмора и смеха как ощущения превосходства. Английский социолог и философ Герберт Спенсер в своем подходе различал сардонический и комический виды смеха. Он исходил из критериев отношения к ситуации и считал, что основа смеха содержится в физиологии человека. Позже эта идея была развита знаменитым австрийским психоаналитиком Зигмундом Фрейдом – он показал, что со смехом напрямую взаимосвязаны комизм, юмор и остроумие.

Психолог Чарльз Грунер развивал идею превосходства, где юмор рассматривался как игровая агрессия, в которой проявляется торжество победителя над побежденным. В свою очередь психолог и педагог Теодюль Рибо приводит классификацию теорий смешного – он выделяет теорию превосходства и теорию несовместимости объектов.

Изучая природу карнавального смеха, русский философ Михаил Бахтин взял для примера творчество Француа Рабле. Ему удалось выяснить, что основными чертами такого смеха являются обращенность на весь мир, универсальность, амбивалентность, направленность на самих смеющихся, свободно-игровой характер, незавершенность и устремленность в будущее. По Бахтину, участвуя во всенародном веселье карнавала, человек становится раскрепощенным и освобождается от всех цензур и внутренних барьеров, теряет страх перед регуляторами жизни и внешними запретами. А искусствовед и филолог Дмитрий Лихачев в процессе изучения русской «смеховой культуры» отмечал, что смех находится в оппозиции к осмеиваемой культуре и способствует ее замене новым типом культуры.

Если же вернуться к зарубежной психологии, в ней есть целый комплекс теорий юмора. Большинство, правда, раскрывает лишь отдельные типы или аспекты юмора, не давая никакой общей картины. Некоторые исследовали вообще выделяли более 80 теорий юмора. Естественно, мы не будем рассматривать их все, а ограничимся лишь наиболее значимыми.

Содержание

  1. Психоаналитическая теория
  2. Теория возбуждения и утешения
  3. Теория превосходства и унижения
  4. Теория несоответствия
  5. Теория переключения
  6. Личностный подход
  7. Природа комического. Краткое резюме
  8. Проверочный тест
  9. Отзывы и комеентарии

Психоаналитическая теория

Автором психоаналитического подхода к изучению теории юмора, как и следует полагать, был Зигмунд Фрейд. Его теория (как и теория психоанализа вообще) была одной из самых влиятельных в области психологических исследований юмора в первой половине 20 века. Согласно ей, юмор можно рассматривать в качестве сильнейшего защитного механизма, позволяющего справляться с трудностями и отрицательными эмоциями.

В теории Фрейда смех и юмор понимаются как способы проявления бессознательного, создающие напряжение и желание разрядки. Юмор преодолевает защитные механизмы благодаря «юмористическому передвиганию» из области запретного в область дозволенного, вследствие чего уменьшается власть «Ид» и «Супер-Эго», а внутренняя цензура и бессознательные страсти теряют свою мощь.

Исходя из идей Фрейда, неосознанные агрессивные (порожденные либидо) и сексуальные побуждения из детства и незрелости стремятся найти мгновенное удовлетворение и выразиться через удовольствие. «Супер-Эго», включающее в себя требования и предписания социума, противодействует «Ид». «Эго» же функционирует по принципу реальности – оно стремится прийти к удобному компромиссу требований «Ид», «Супер-Эго» и реального мира, представляющего собой, по мнению ученого, юмор.

Зигмунд Фрейд говорил о том, что юмор является высшим защитным механизмом, т.к. позволяет избегать негативных эмоций и смотреть на жизненные ситуации объективно, не прибегая к патологическим защитным формам. Проведенные им эксперименты показали, что:

  • Людям, в обычной жизни вытесняющим агрессивные или сексуальные побуждения, доставляют больше удовольствия шутки, где присутствуют соответствующие темы
  • Если стимулировать агрессивные и сексуальные побуждения, шутки, связанные с этими побуждениями, будут доставлять больше удовольствия
  • Представление агрессивных и сексуальных шуток уменьшает силу соответствующих побуждений

Кроме того, определенные подтверждения теории Фрейда были найдены в изысканиях, демонстрирующих усиление сексуальной и агрессивной тематики в ответах респондентов, выполнявших задания на генерацию юмора.

Впоследствии же многие исследователи пришли к выводу, что теория Фрейда не согласуется с функционированием нервной системы в современном понимании, и стали постепенно от нее отказываться.

Теория возбуждения и утешения

Теория возбуждения продолжает идею Герберта Спенсера (смех высвобождает энергию) и идею Иммануила Канта (смех снимает психологическое напряжение). Кант указывал на то, что смех представляет собой эмоцию как результат резкого прекращения напряженного ожидания. А другой сторонник этой теории и основоположник современной теории возбуждения – Даниэл Берлайн – детально рассматривал всевозможные свойства стимулов, которые привлекают внимание и вызывают эстетические переживания от смеха, игр и искусства. Берлайн считал их сопоставительными переменными, т.к. они подразумевали одновременное восприятие объектов для сравнения и сопоставления. Среди свойств он выделял сложность, новизну, разнообразие, неожиданность, избыточность, двусмысленность и несоответствие, благодаря которым воспринимаемое становится необычным и интересным, вызывающим возбуждение головного мозга и вегетативной нервной системы.

Здесь же отметим, что исследования психолога Игоря Гавански показали связь улыбки, смеха и возбуждения и эмоционального удовольствия от юмора, однако оценка забавности всегда в большей степени связана с пониманием юмора и когнитивной оценкой. Некоторые другие ученые (Годкевич, Зиллман, Брайант, Кантор и другие) выяснили, что, во-первых, чем сильнее возбуждение, тем больше удовольствия от юмора получает человек, а во-вторых, большему удовольствию способствует как негативно, так и позитивно окрашенное возбуждение.

Теория превосходства и унижения

Огромным количеством теоретиков юмора одной из важнейших особенностей юмора как такового считается агрессия; юмор сам по себе является формой агрессии. К примеру, в Ветхом Завете есть 29 ссылок на смех, и большая их часть связана с позором, высмеиванием, насмешками, и лишь два случая указывают на происхождение смеха из веселого и радостного сердца (заметка Артура Костлера из монографии «Акт создания» (1964 г.)).

Агрессивный аспект юмора заметен и в жестокости, когда, например, дети дразнят друг дружку. Помимо прочего, и массовый юмор нередко основывается на унижении другого человека или самоунижении. В настоящее время такую форму юмора можно наблюдать в различных розыгрышах, стендапах, фарсах, насмешках над недостатками окружающих, поддразнивании, высмеивании и т.п.  

Если рассмотреть теорию Чарьза Грунера, где юмор рассматривается как «игровая агрессия» и демонстрация превосходства, можно увидеть что юмор есть некая форма игры. Смех в этом случае отвечает за быстрое восстановление гомеостаза (выполняет физиологическую функцию), а также служит сообщением о победе над врагом (выполняет психологическую функцию).

Несмотря на актуальность теорий юмора на основе агрессии, их нельзя применить к некоторым формам юмора, таким как игра слов, каламбур или загадка, где агрессии нет. Упомянутый выше Род Мартин считает, что подходы к юмору Фрейда (юмор – защитный механизм) и Грунера (юмор предполагает агрессию и превосходство) могут стать основой для современных представлений о юморе как о методе борьбы со стрессами повседневности. В первом случае юмор ограждает от разрушительных эмоций в сложных ситуациях, а во втором – дает силу противостоять угрожающим благополучию ситуациям и людям.

Теория несоответствия

Представленная теория тянется корнями к воззрениям Артура Шопенгауэра, считавшего, что причина смеха всегда состоит во внезапном восприятии несоответствия представлений об объектах и их реальными образами. Это несоответствие служит важнейшим фактором, определяющим комичность шутки: все, что не соответствует ожиданиям, все, кажущееся необычным, своеобразным, удивительным нелепым, представляется смешным.

Эта идея развивалась британским психологом Гансом Айзенком. Он считал, что причина смеха – внезапная интуитивная интеграция несовместимых или противоречивых идей, чувств или установок, объективно испытываемых человеком. Также идея разрабатывалась журналистом и психологом Артуром Кестлером: он ввел термин бисоциации, возникающей тогда, когда событие, ситуация или идея воспринимается в одно и то же время с двух вполне логичных, но несопоставимых ракурсов.

Стоит отметить и теорию разрешения несоответствия Томаса Шульца. Он полагал, что шутку позволяет понять не несоответствие, а его разрешение в шутке: именно момент кульминации в шутке порождает когнитивное несоответствие посредством введения несовместимой с ожиданиями информации. По этой причине слушатель возвращается к началу шутки и пытается определить двусмысленность, которая разрешит появившееся несоответствие.

Есть и двухэтапная теория понимания юмора, предложенная психологом Джерри Салсом. В ней главная часть шутки создает несоответствие, из-за чего слушатель предполагает вероятный результат. Несоответствие развязки ожиданиям заставляет слушателя удивляться и искать когнитивное правило для восстановления причинно-следственной логики, завязки и развязки. После нахождения этого правила несоответствие может быть устранено, шутка воспринимается смешной, а юмор становится итогом устранения несоответствия.

Теория, безусловно, состоятельна, но и в этот раз научные исследования (в частности немецкого психолога Курта Гольдштейна и его коллег) показали, что несоответствие является пусть и необходимым, но не единственным условием для юмора. Нельзя забывать и о психологическом настрое человека на юмор и его эмоциональной готовности к нему. Теория несоответствия подходит скорее к пониманию юмора, но не к его объяснению его эмоциональной приятности.

Теория переключения

Основу теории переключения составляют идеи американского исследователя Макса Истмена. Он считал, что юмор является веселой и игровой деятельностью. Позднее его теорию поддержали Дэниел Берлайн и Чарльз Грунер, а развивать ее стал психолог Майкл Аптер. Он предложил разграничивать серьезное состояние сознания и игривое настроение, в котором после шутки человек оказывается в психологически безопасной зоне.

По мнению Аптера, в течение дня человек множество раз переключается между игривыми и серьезным состояниями. К примеру, на совещании кто-то может остроумно пошутить или сделать смешной комментарий, который развеселит остальных участников и погрузит их в состояние психологического комфорта, а после этого они вновь вернутся к серьезному состоянию. Точно так же и на встрече друзей люди могут долго пребывать в игривом настроении, постоянно шутя, рассказывая анекдоты, забавные истории и т.д.

Помимо этого Майкл Аптер отвергает теорию несоответствия, вводя термин «синергия». Синергия схожа с бисоциацией, введенной Кестлером, и применяется, чтобы описать когнитивный процесс, где несовместимые идеи или представления могут одновременно присутствовать в сознании человека. В игривом состоянии синергия служит причиной удовольствия, а в серьезном – может вызывать когнитивный диссонанс. Теорию переключения Аптера можно отнести в большей степени к когнитивным аспектам юмора – вопросам, поднимаемым теорией несоответствия.

В дальнейшем появилась теория юмора, основывающаяся на когнитивной сложности понимания, разработанная психологами Р. Вайером и Д. Коллинзом. Они переработали «синергию» Аптера, представив ее в понятиях социального познания, и использовали для этого когнитивные схемы. Когда присутствуют несколько несопоставимых варианта восприятия, оба варианта одновременно удерживаются сознанием – это и есть синергия.

Проведя немало исследований понимания юмора в социальном контексте, Коллинз и Вайер смогли показать, что юмор – это, главным образом, вид социального взаимодействия, а также рассмотрели два важнейших фактора обработки информации – когнитивную сложность и трудность понимания. Ученые сделали предположение, что юмор набирает силу, когда для его понимания делаются умеренные усилия и когда имеется больше возможностей для детальной проработки когнитивной синергии.

Беря во внимание идеи признанного специалиста в области психологии юмора Рода Мартина, можно сделать несколько выводов. Во-первых, теория переключения позволяет объяснить агрессивный и сексуальный юмор и раскрыть эмоциональные тонкости восприятия и понимания комического. А во-вторых, способность синергии вводить человека в игривое состояние предлагает возможности для преодоления стрессовых ситуаций в игровой форме, в которой они не рассматриваются в качестве серьезной угрозы.

Понимание юмора как игры подразумевает, что шутка может рассматриваться как способ игры когнитивными механизмами и структурами, развившимися у человека с целью восприятия «серьезной» действительности и жизни в этой среде. Шутки же могут применяться людьми не только как забавы, но и как копинг-стратегии.

Социальный контекст состоит в том, что субъекты взаимодействия (рассказчик и слушатель) сотрудничают в игровой деятельности «искажения» действительности, которая вносит элемент несоответствия, доставляющий удовольствие. Если же говорить о спонтанных формах юмора, то люди способны оперировать мыслями и словами, как бы дразня друг друга в игривой форме, благодаря чему снижается напряжение и меняется взгляд на ситуацию, что существенно облегчает поиск решения сложных проблем.

Личностный подход

Авторами личностного подхода являются американские психологи Гордон Олпорт и Абрахам Маслоу. Олпорт склоняется к тому, что чувство юмора – это самый поразительный инструмент самопознания. В работе «Становление личности» (1967 г.) он отметил, что люди очень много времени думают о самих себе, а потому было бы хорошо, если бы их мысли соответствовали действительности.

Олпорт полагает, что понимание человеком себя тесно связано с юмором, ведь они оба относятся к самореализации, являющейся их основой. Давая ответ на вопрос, что есть чувство юмора, ученый ссылается к словам романиста Мередита и говорит, что юмор является способностью смеяться над тем, что любишь, и любить это (сюда же относится и личность человека и все, что с ней связано).  

Олпорт разделяет понятия чувства юмора и чувства комического. Именно чувство комического он считает гораздо грубее (плюс к этому им обладает почти каждый человек, независимо от возраста). Кажущееся комичным большей части людей включает в себя абсурд, каламбуры и грубые шутки. Маленькие дети всегда чувствуют комическое, но редко смеются над собой. Неудачи воспринимаются людьми чаще со страданием, нежели со смехом. А вот умение смеяться над собой можно отнести к показателям зрелости личности, ведь истинный юморист всегда видит за серьезным объектом, даже если это он сам, контраст между тем, что на виду, и тем, что внутри.

Абрахам Маслоу провел много наблюдений за людьми, успевшими самоактуализоваться в жизни, и отметил, что все они обладают своеобразным чувством юмора. К примеру, они не любят жестокий юмор (когда над кем-то смеются) и юмор, выстроенный на превосходстве одних над другими, а также шутки непристойного характера. Гораздо охотнее они воспринимают юмор, наводящий на размышления, вызывающий улыбку, нежели смех; юмор, который выполняет обучающую функцию, как это делают те же сказки, пословицы или былины. Для таких людей практически не характерны каламбуры, остроумные замечания, розыгрыши и подтрунивания. Также их юмор в большей степени спонтанен, а не подготовлен.

Природа комического. Краткое резюме

Мы можем видеть, что каждая из теорий юмора имеет свою точку зрения. Но, как мы и говорили в начале, ни одна из них не дает полной картины того, что же такое юмор в глобальном смысле. Однако из любой вышеназванной теории можно почерпнуть полезную информацию и пищу для ума, ведь в любом случае юмор важен в жизни человека. И не только по той причине, что позволяет поднять настроение, расслабиться, выплеснуть энергию или даже повысить стрессоустойчивость, а еще и потому, что он представляет собой один из важнейших способов выстраивания отношений с окружающими людьми.

Ко всему прочему, нельзя закрывать глаза и на тот факт, что юмор является эффективнейшим методом тренировки мозга, развития интеллекта и повышения когнитивных способностей. Согласитесь, чувство юмора необразованного и образованного, неэрудированного и эрудированного людей всегда будут отличаться, как, собственно, и их шутки.

Смех появляется и существует в зоне социального контакта – контакта людей, групп людей, культур и целых эпох. Аналогичной зоной контакта является и теория комического, в которой объединены сферы целого комплекса научных дисциплин, и которая рассматривает разные уровни смешного, начиная языковыми играми и заканчивая серьезными философскими построениями. На каждом уровне можно найти свою логику и способность к выстраиванию уникальных ассоциаций и образцов смешного. В то же время предлагаемые модели совсем не замкнуты – они переплетаются друг с другом, уточняют друг друга и образуют целостную систему.

Если хочется изучить смех и юмор, лучше всего начать с истоков, т.е. взять одну из наиболее авторитетных концепций комического, к примеру, Аристотеля, Шопенгауэра, Бергсона или Бахтина. Любая из них выведет на широкую исследовательскую тропу с множеством ответвлений, указателей, ответов на вопросы. Но здесь же встретится и парадокс – по мере продолжения исследований будет появляться все больше новых явлений, касающихся смеха; природа комического будет усложняться; будут появляться новые вопросы, ответить на которые удается далеко не всегда, ведь не каждое проявление смешного можно втиснуть в рамки определений или отделить от совокупности явлений и феноменов разного рода.

Беря это во внимание, действовать можно по двум сценариям. Первый предполагает, что разнородные определения комического, которые предлагает нам история, можно объединить, взяв за основу общие признаки. В итоге мы получим концепцию, прекрасно подходящую к комическим явлениям и охватывающую огромный спектр проявлений юмора. Этот вариант применим к эмпирическим исследованиям, к примеру, к лингвистике смеха с ее зевгмами, литотами, гиперболами и другими языковыми средствами. Здесь они легко подводятся под противоречие разных содержательных планов. Однако часто выпадает из внимания тот факт, что противоречия комичны и вызывают смех не всегда, а в некоторых случаях могут вообще послужить причиной страхов, тревог или грусти.

Если действовать по второму сценарию, то необходимо отказаться от какой бы то ни было структурности и попыток окончательно разрешить имеющуюся проблему. Теорию комического уже нельзя рассматривать как проторенную дорожку – она предстает в образе развилки с большим количеством тропинок, и каждая из них служит началом очередной развилки; некоторые тропинки могут пересекаться, а некоторые не сойдутся никогда. Путь исследований же может начинаться на любом из перепутий, ведь бесконечное количество вариантов делает существование какой-либо конкретной отправной точки невозможным. В итоге изучение природы смеха станет сборником разноплановых очерков, которые объединяет одна тема – принципиальная невозможность объяснить природу комического. Но положительный момент состоит в том, что у исследователя есть безграничная свобода – он не стеснен никакими рамками или теориями, благодаря чему появляется возможность непредвзятого взгляда на юмор и смех. Минус же заключается в тщетности попыток однозначного описания смешного.

Лучшим вариантом будет пойти по пути золотой середины через описание смеха как единства в разнообразии и множества в целостности. Другими словами, отправная точка исследований должна быть, но выстраивать работу нужно так, чтобы иметь возможность хотя бы примерно объяснить культурные, ценностные, социальные и эмоционально-чувственные смыслы и подсмыслы, которые обуславливают желание или нежелание реагировать на смешное.

Задача исследователя природы комического не может ограничиваться простыми описаниями фактов, которые предлагает психология, культурология, физиология, лингвистика и т.д., ведь тогда все общее, что выражается в смехе, может просто потеряться в примерах и частностях. Юмор, если рассматривать его как целостную единицу, должен охватывать общефилософскую сферу исследований человеческого бытия, не ограниченную рамками научных дисциплин.

И, заключая первый урок, нам остается лишь заметить, что понятие «человек смеющийся» находится в одной плоскости с понятием «человек разумный». Что же касается вопроса «В чем состоит природа юмора?», то его следует рассматривать лишь как дополнение к всеобъемлющему вопросу «Что есть человек?».

Попытки объяснить природу смеха не помогут понять тайну бытия человека, однако они нужны для правильной постановки самого этого вопроса. Смешное приоткрывает завесу тайны другой грани истины, ведь оно – обратная сторона серьезного, а вместе они есть одно целое. Это значит, что серьезное всегда можно проверить через смех над ним, а о смехе следует говорить со всей серьезностью.

Конечно же, серьезный разговор о юморе не дает возможности выдвижения конкретных и окончательных суждений, ведь сама природа объекта исследования этому противоречит. Но поиск механизмов и закономерностей природы смеха нужен, чтобы понять природу человека, социума и культуры, и каждый последующий этап в развитии теории комического – это всегда шаг к пониманию природы юмора.

На этом мы заканчиваем основную теоретическую часть нашего курса. Во всех последующих уроках будет больше практики, нежели теории. Во втором уроке мы поговорим о позитивном мышлении как об одной из основ юмора, а также о его развитии в этом ключе. Вашему вниманию будут представлены упражнения и практические рекомендации.

Проверьте свои знания

Если вы хотите проверить свои знания по теме данного урока, можете пройти небольшой тест, состоящий из нескольких вопросов. В каждом вопросе правильным может быть только 1 вариант. После выбора вами одного из вариантов, система автоматически переходит к следующему вопросу. На получаемые вами баллы влияет правильность ваших ответов и затраченное на прохождение время. Обратите внимание, что вопросы каждый раз разные, а варианты перемешиваются.

1Сторителлинг