ПрограммыКурсыБлогКнигиPRO
Войти
Блог о саморазвитии

14 признаков фашизма Умберто Эко


14 признаков фашизма Умберто Эко

Знаменитый итальянский писатель и ученый Умберто Эко, автор нескольких всемирноизвестных романов, более чем 20 лет назад опубликовал эссе «Eternal Fascism», в котором описал типичные черты фашизма. Эта работа не претендует на канонический взгляд на эту идеологию, зато позволяет в очередной раз задуматься каждому из нас.

Об авторе

Умберто ЭкоУмберто Эко — итальянский писатель, ученый, публицист, литературный критик, теоретик культуры, а также автор романа «Имя розы», одного из лучших романов в истории литературы по мнению многочисленных опросов. Как публицист, он известен за такие работы как «Пять эссе на тему этики», «Как написать дипломную работу», а также «Вечный фашизм», и речь пойдет о последней.

Эссе «Вечный фашизм»

В 1995 году написал эссе «Вечный фашизм» («Eternal Fascism»). Оно изобилует иронией на грани сарказма и описывает детство и отрочество автора, уделяя внимание тому, как в 1942 году он занял первое место на олимпиаде Ludi Juveniles в возрасте десяти лет.

В своем эссе Эко, прежде всего, указывает на разницу в идеологии Италии при Муссолини и гитлеровской Германией. Даже в наше время легко запутаться в этих двух идеологиях, поэтому Эко посвятил почти половину эссе на существенные различия.

Итальянский фашизм создал у либеральных лидеров Европы убеждение, что итальянская власть способна противостоять умеренную альтернативу коммунистической угрозе, поэтому воспринималась изначально не столь агрессивно. У Муссолини не было четкой идеологии. В первые годы правления, по слухам, он предлагал Господу поразить себя молнией на месте, тогда как на следующем этапе ссылался на имя Божье и называл себя «рукой Провиденья». Итальянский фашизм не был единой идиологией, а скорее ассорти из из разных философских и политических идей.

В фашистской Италии даже существовала премия Бергамо, финансируемая умеренным фашистом Боттаи, который поддерживал новаторское и авангардистское искусство, которое напрочь отрицал и преследовал Гитлер. Культуре Эко посвятил также большую часть эссе, что для человека его профессий вполне понятное желание.

Даже антисемитизм в Италии сформировался по требованию Гитлера, с которым Муссолини хотел вступить в союз. Изначально фашисты не были расистами и антисемитами, было много противоречий между странами, пока в 1930-ых годах итальянцы не приняли доктрину о белом превосходстве в африканских колониях. Так что будем считать, что в итоге фашизм принял расизм как норму и является одним из его признаков.

Говоря проще, нацистская Германия переняла у итальянцев крайний национализм, антикоммунизм и милитаризм, извратив его и превратив в настоящую идеологию. Фашизм является частью нацизма, поэтому хоть немцев в те годы и можно было называть фашистами, все же это понятие не охватывало полностью их суть. Немцы ставили свою расу выше других рас и готовы были к насильственному захвату и унитожению целых народов, тогда как итальянцы гордились своим римским прошлым. Если нацистская Германия помимо внутреннего взгляда смотрела с ненавистью и шовинизмом на другие расы, Италия Муссолини пыталась разобраться в своем прошлом и усилить свое государство. Когда же Германия и Италия стали союзниками, Гитлер даже перенял римский салют фашистов.

В связи с вышесказанным, Эко приводит к выводу, что нацизм — уникален, тогда как фашизм более распространен, и в 20-ом веке это явление стоит рассматривать с большим вниманием, нежели нацизм. Эко предсказывает, что нацизм, скорее всего, больше никогда не станет проблемой человечества, а вот фашизм способен принимать разные формы, потому что даже если из него вытащить несколько признаков, остальные признаки все равно будут составлять костяк фашизма. И в этом есть главная опасность.

Поэтому Умберто Эко в своем эссе вычленил список признаков вечного фашизма (ур-фашизма), при этом указывая, что даже одного признака из 14-ти достаточно, чтобы говорить о «конденсации фашистской туманности». И чем больше признаков, тем более явно выражается сущность любого государства. Если их несколько, есть шанс предотвратить наступление фашизма, однако после 6-7 признаков снежный ком начинает расти и его уже не остановить.

14 признаков фашизма

1

Культ традиции. Традиционализм старее фашизма. Главные идеологи фашизма состоят сплошь и рядом из мыслителей-традиционалистов. Нет места развитию знания, истина уже провозглашена раз и навсегда.

2

Традиционализм ведет к неприятию модернизма. Итальянские фашисты и немецкие фашисты обожали технику, тогда как их мыслители-традиционалисты технику клеймили, видя в ней угрозу традиционным духовным ценностям. Фашизм отрицал капитализм, при этом наслаждаясь аспектами своей индустриализации, спокойно существуя в этом противоречии. Поэтому ур-фашизм можно определить как иррационализм.

3

Культ «действия ради действия». Думание не поощряется, на его место приходит действие. Поэтому фашисты отрицали саму суть культуры, она вполне логично казалась им носителем критического мышления. Когда в государство начинает подозрительно относиться к интеллектуальному миру, это сигнал пристствия фашизма. Поэтому культура отвергалась как факт. Цитата Геббельса: «Когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет».

4

Ни одна форма синкретизма не может вынести критики. Синкретизм — сочетание несочетаемых образов мышления, образующее условное единство. Современный мир уважает несогласия, для фашизма несогласие — предательство.

5

Несогласие — знак инакости. Самые первые лозунги любого фашистского движения направлены против инородного. Фашизм по определению замешан на расизме.

6

Опора на средний класс. Первой опорой фашистов был средний социальный класс, пострадавший от политического или экономического кризиса. Это класс испытывает страх перед раздраженными низами.

7

Тому классу, который стоит на грани нищеты, фашизм говорит, что факт рождения в этой великой стране является большим преимуществом. Так выковывается национализм. Также важнейшим моментом является особое мироощущение — повсюду враги. В основе находится боязнь заговора, в идеале международного. Нация должна ощущать себя осажденной. Если нет возможности разбить внешнего врага, выдумывается враг внутренний — например, евреи. Они идеально подходят для фашизма, потому что одновременно находятся как бы и внутри страны, и вне ее.

8

Враг изображен мощным, но при этом слабым. Британцы питаются лучше, чем честные и работящие итальянцы, евреи богаты, к тому же имеют тайную сеть взаимопомощи. Тем не менее, даже их можно с легкостью завоевать, потому что мыслят они неправильно, а значит слабы.

9

Нет борьбы за жизнь, есть жизнь ради борьбы. Пацифизм осуждается, идет подготовка к войне и решающему бою, где враг будет разбит, контроль над миром приобретен и наступает Золотой век.

10

Типичен элитаризм, в виду его аристократичности. Фашизм исповедует популистский элитаризм. В тайне режим презирает низшие слои, однако на словах граждане составляют лучший народ на свете и все вступают в одну партию. В иерархической элите любой презирает вышестоящего (за то, что он ему подчиняется) и нижестоящего (за то, что тот слаб и позволяет собой помыкать).

11

Каждого воспитывают, чтобы он стал героем. Там, где создается культ смерти, нужны герои. Герой должен понимать, что нет ничего лучше, чем героическая смерть — высшая честь для каждого.

12

Перманентная война и героизм — сложные игры, поэтому фашизм желает захватить половую сферу.  Неконформистские сексуальные привычки (от целомудрия до гомосексуализма) беспощадно преследуются. Игры мужчин с пистолетами имеют фрейдистскую подоплеку.

13

Фашизм строится на качественном популизме. Так как режим объявляется справедливым и честным, нужно очень постараться, чтобы внушить народу, что он сам хочет перемен — таким образом народ только играет роль народа, не принимая никаких решений. Если все со всем согласны, то и голосование является пустой тратой времени.

14

Фашизм говорит на Новоязе. Фашисткие тексты отличаются бедной лексикой (совсем как по Оруэллу) и примитивным синтаксисом, потому что богатая лексика автоматически включает критическое мышление и двоемыслие.

Было бы очень удобно при предупреждении фашизма, если бы какой-то теневой лидер выступил на площади и прямо заявил: «Хочу снова открыть Освенцим», однако фашизм может представать в самых невинных формах. Наш долг — вовремя выявлять эти признаки и обращать на них внимание, пока все это не превратилось в снежный ком, который не остановить.

Умберто Эко часто поддавался критике за то, что попытка определить явные черты фашизма ему не удалась, что отдельные признаки можно найти в любом обществе и при этом ничего фашистского в этих странах нет. Также многим не нравится, что эта попытка уместилась в небольшом эссе, тогда как тема эта очень сложна и не может быть столь компактно уложена в 14 пунктов и паре десятков умозаключений. Однако это дает в очередной раз подискутировать на эту крайне неудобную тему, за что его и стоит поблагодарить.