ПрограммыКурсыБлогКнигиPRO
Войти
Блог о саморазвитии

Философские основы лингвистической концепции Вильгельма фон Гумбольдта


Философские основы лингвистической концепции Вильгельма фон Гумбольдта

Именно работы немецкого философа, филолога, языковеда, дипломата и государственного деятеля Вильгельма фон Гумбольдта стали основой общего и теоретического языкознания. С именем этого человека, в котором сочеталось так много разных талантов, связано становление философии языка, а сама его лингвистическая теория просто невероятно всеобъемлюща, что, наверное, и служит причиной тому, что её воздействие сказывается в языкознании даже в наше время.

И сегодня мы хотим поговорить на тему философских основ лингвистической концепции Гумбольдта, ведь эта она очень важна и должна быть изучена любым лингвистом и человеком, чья деятельность связана с языкознанием.

Философские основы лингвистической концепции Вильгельма фон Гумбольдта

Взгляды Гумбольдта на лингвистику тесно переплетены с его историко-философскими воззрениями, и служат отражением классической немецкой философии. Наиболее хорошо философские основы его лингвистической системы были преподнесены Николаем Гавриловичем Чернышевским – русским философом-материалистом, который говорил, что Гумбольдт, несмотря на своё глубокое изучение философии и смежных с ней наук, не имел возможности создать самостоятельный образ мыслей на тему тех вопросов, которые отдельно изучают философы. На идеи Гумбольдта оказало влияние метафизическое направление философии, которое в те годы господствовало в Германии, а сам он соглашался с идеями Иммануила Канта, Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга, Георга Вильгельма Фридриха Гегеля и Иоганна Готлиба Фихте.

Гумбольдт и идеи Канта

Среди положений немецкой философии, повлиявших на лингвистические взгляды Гумбольдта, можно выделить взгляды Канта, изложенные в таких трудах как «Критика способности суждения», «Критика практического разума» и «Критика чистого разума». В них Кант говорит о том, что есть мир вещей, который не зависит от мышления и ощущений человека – мир «вещей в себе». И процесс познания начинается с того, что эти «вещи в себе», оказывая действие на органы чувств, инициируют ощущения. Исходя из этого, первичными можно назвать вещи из мира материального, но когда Кант начинает исследовать границы познания, он говорит о том, что «вещи в себе» непознаваемы.

Гумбольдт, в свою очередь, говорит о непознаваемости каких-либо языковых явлений, что человек не способен познать языковую форму в её цельности. Он также подчёркивает связь между языком и «народным духом», утверждая, что она недоступна для понимания и всегда остаётся непознаваемой тайной.

Кант уверен, что знание является синтезом ощущений и понятий, где высшее условие синтеза содержится в априорном единстве самосознания, другими словами, в том единстве, которое предшествует возможности любого соединения сенсорных созерцаний. И это единство формально, т.к. находится вне зависимости от какого-то конкретного содержания самих сенсорных созерцаний.

Гумбольдт, наравне с Кантом, предпринимает попытки понять, как посредством априорных форм разума происходит образование языка и достижение единства отдельных знаков. Он представляет порождение языка синтетическим процессом в прямом смысле, ведь синтез рождает то, чего доселе не было ни в одной из совокупных частей языка.

Из всех исследований Иммануила Канта, которые были посвящены критике «идей» разума, огромнейшее влияние на становление философии оказало именно учение об антиномиях (противоречиях) чистого разума. Согласно Канту, любые попытки разума ответить на вопрос, что представляет собой мир как безусловное целое, приводят к соперничающим друг с другом ответам. С одной стороны, доказуемо, что мир не имеет временного начала и пространственных границ, но с другой стороны, доказуемо и то, что мир имеет конкретную точку отсчёта и пространственные границы. Данные антиномии появляются в разуме всегда, а значит, по своей натуре разум противоречив.

Гумбольдт же, проводя свой лингвистический анализ, указывает на то, что язык служит разделителем природы всего органического, когда одно проявляется в другом, частное служит отражением общего, а сила единого целого проникает везде и всюду. Гумбольдт часто даёт противоречивые определения языка, тем самым пытаясь прийти к пониманию диалектической природы языка и определить выражающие его сущность противоречия.

Несмотря на то, что Кант не уделял отдельного внимания вопросам языкознания, в его труде «Антропология с прагматической точки зрения» есть упоминания о противоречивости характера языка, проявляющегося в том, что способные слышать и говорить люди не всегда понимают других и себя, а способность обозначения может либо отсутствовать, либо применяться неправильно, что и объясняет то, что даже родные по языку люди могут быть очень далеки друг от друга в своих понятиях. Именно это положение стало для Гумбольдта основой противоречий понимания и непонимания языка.

Гумбольдт и идеи Фихте, Гегеля и Шеллинга

Философия Иоганна Фихте отразилась на интерпретации Гумбольдтом характера языковых процессов. В своих работах Фихте, опираясь на субъективный идеализм, занимается развитием диалектического восприятия процессов деятельности. Но основной линией во всей лингвистической концепции Гумбольдта всё же можно назвать мысль о том, что язык тождественен «духу народа», где одно является прямым отражением другого. И здесь огромная заслуга принадлежит идеям Фридриха Шеллинга и Георга Гегеля.

Вся шеллинговская философия природы, вместе с трансцендентальным идеализмом, брала за основу тождество природы и духа. В работе Шеллинга «Изложение моей системы философии» можно увидеть, что главной проблемой всей философской науки он считает идею тождества. Согласно его словам, нет ничего, кроме самого понятия абсолютного разума, в котором присутствует неразрывная связь субъекта и объекта. Разум для него уже не является чем-либо объективным или субъективным, т.к. объект может существовать лишь в отношении субъекта, который мыслит. Так в философии объективное и субъективное становятся тождественны. Аналогичным образом понимает язык Гумбольдт.

Гумбольдт говорит, что язык, выступая субъективным по отношению к познаваемому, по отношению к человеку становится объективным. А субъективность всего человечества вообще становится для языка объективностью. Объективное всегда будет чем-то собственным и его необходимо постигнуть, и кода человек посредством субъективного пути языковой индивидуальности становится ближе к объективному, ему необходимо приложить новые усилия для разделения субъективного и вычленения из него объекта.

Важно отметить, что учение о «духе народа», которое развивал Гумбольдт – это преломление учения об абсолютной идее, которое развивал Гегель в своей работе «Феноменология духа». Изначальное тождество, которое образует субстанциональную мировую основу, согласно Гегелю, представляет собой тождество мышления и бытия. Мышление здесь выступает не просто субъективной человеческой деятельностью, а ещё и объективной сущностью – первоисточником всего, что существует. Мышление отделяет своё собственное бытие в форме материи, являющейся «инобытием» собственно мышления, которое Гегель называет абсолютной идеей.

Самая высокая ступень развития абсолютной идеи представляет собой абсолютный дух, который можно назвать человечеством и его историей. Гумбольдт же проецирует эту идеалистическую концепцию об абсолютном духе, существующем вне человека как нечто мистическое, на плоскость языка. По его словам, язык самыми тонкими своими фибрами и корнями взаимосвязан с «духом народа». Он является одной из причин, стимулирующих духовную силу человечества к непрерывной деятельности. Язык функционирует вместе с духовными силами, а вместе они составляют единую и неразделимую деятельность разума. Термин «дух народа» во всей лингвистической концепции Гумбольдта можно назвать одним из самых неопределённых терминов.

Интересно то, что Гегель отдельно рассматривает язык, исследуя диалектический характер исторического процесса. Он говорит, что язык – это творение теоретического ума, т.к. является его внешним выражением. В развитии языка он выделяет две стадии: во-первых, языки, присущие всем неразвитым народам, позднее достигали высокой ступени развития, и, во-вторых, по мере развития цивилизации в социуме и государстве, язык беднеет и становится не таким расчленённым. Эта теория Гегеля о двух стадиях существования языка также сильнейшим образом воздействовала на лингвистическую концепцию Гумбольдта.

Создавая всю свою лингвистическую концепцию, Вильгельм фон Гумбольдт, помимо того, что впитал базовые предпосылки немецких философов, унаследовал также и достижения языковедов прошлого времени.